Летний КИДовский лагерь'97
Письмо лидера после КИДовского лагеря'97.

19.08.97. - 04.09.97.

Привет !

Как всегда после лагеря сажусь писать тебе отчет.

Последнюю неделю перед лагерем меня просто разрывали на части: телефонные звонки, просьбы взять детей в лагерь, организационные вопросы и т.д.

В субботу я дал себе слово отдохнуть и сдержал его. В воскресенье надо было собираться, забирать из ЛОЕКа Женькину аппаратуру, помыться, настроиться на лагерные будни.

1 день. 11 августа (понедельник).

Наступил понедельник. Перед тем, как идти к “Латвии”, я зашел на работу, так как кое-что забыл распечатать. (Голова стала отказывать задолго до начала лагеря).

Пришел на место. Ребята постепенно подтягивались. Как обычно, не обошлось без происшествий: Петька не очень правильно поставил машину, и какой-то литовский автобус ее задел. Стали спорить с водителем о размере возмещения. Водитель уперся, мол, больше двадцати баксов у меня нет, возьмите и расстанемся, как будто ничего и не было. В конце концов надо было уже ехать, на том и порешили.

Доехали без происшествий, вышли из автобусов. Народ опытный, даже не попытался войти в помещение без команды.

Вначале распределили по комнатам лидеров, потом девушек, потом парней. Нам с Петей дали номер-люкс - две комнаты, холодильник, горячая вода, крутизна невероятная. Остальные ребят поселили в трех четырехместных номерах. И только lucky Марик жил в трехместном номере один - так уж вышло.

Пару слов о санатории. Красивое пятиэтажное здание, построено в тридцатых годах, раньше всесоюзная здравница, правда, в неважном состоянии. Там бывали Райнис и Горький, снимались Смогтуновский и Вертинская. Но падающая штукатурка, клопы, плохая сантехника портили впечатление.

Теперь о лидерах и о командах. Как ты помнишь, мы взяли семь “молодых лидеров”. Так вот, скажу сразу: эксперимент удался вполне. За исключение напарницы Пети, ребята показали себя ответственными и неутомимыми. И у остальных детей практически не возникало никаких вопросов или комментариев по поводу соответствия новичков “занимаемой должности”. Пары лидеров были следующими: Юля Зильбер - Марик, Юля Воронько - Юра Локенбах, Надя - Паша Гогнидзе, Петя - Юля Матвеева, Аня Сокерянская - Оскар, Наташа - Аня Полякова, Лена Блюмштейн - я.

У меня в команде были: Илья Вольперт, Диана Конуп, Авива Пенианс, Марат, Полина Голдштейн, Катя Софьина, Антон, Юля, Андрей и Карина.

С Леной у меня проблем не было, наоборот, она мне очень помогала, надеюсь, что я ей тоже особенно не мешал.

До обеда провели несколько ice-breaking’ов в командах. Познакомились с ребятами, рассказали о себе.

После обеда начался первый, вводный латышский. Надя, Петя и ребята из Гуманитарной гимназии долго готовились и получилось очень даже ничего. Латышский вели не лидеры, как в прошлом году, а ученики этой самой гимназии. Они очень быстро нашли общий язык со своими подопечными, тем более, что они в организации с ноября, многие их знали.

После полдника продолжили знакомство, а потом стали готовиться к вечеру. Нужно было подготовить презентацию команды, придумать название, герб, рассказать о лидерах.

Начали готовиться. В принципе, наша команда справилась бы и без нас, так как в ней были достаточно подготовленные люди. Придумали название: “Квартет и девушки” (КИД) или “Девушки с квартетом” (Это потому что у нас было четыре парня и шесть девчонок). Написали песню, нарисовали герб, придумали сценку. Народ, правда еще не раскачался, все-таки первый день.

После ужина начался вечер.

Команды, честно говоря, подготовились по-разному. Но, в целом, было весело и смешно. Надя и Паша назвали свою команду “Некукаринекап”, Оскар и Аня - “Интегральные стопарики”, Наташа и Аня - “Чертова дюжина”, Марик и Юля - “ПодКИДыш”, Юля и Юра - “Озоновые дыры”, Петя и Юля - “Īsta muzika”.

Вечер закончился довольно рано - около девяти часов, и, конечно, надо было что-то делать дальше.

Было два варианта: дискотека или посвящение (вопрос о посвящении мы неоднократно рассматривали во время подготовки, но ничего конкретного не придумали). Дискотеку решили не делать, значит оставалось посвящение. Но посвящения не было. Тогда решили собирать детей в пол-одиннадцатого, а за это время придумать посвящение.

Придумали следующее: дети сидят на первом этаже в темном зале с одной свечой и слушают страшные истории, а лидеры их по очереди проводят на пятый этаж с закрытыми глазами, по дороге пугая. Они должны прийти на пятый этаж в зал с горящими свечами и ждать остальных. Распределили, кто на каком этаже стоит и что делает, например, проводит по лестнице, дотрагивается до руки холодной бутылкой из холодильника, заставляет пролезать через окно, орет нечеловеческим голосом и т.д.

Оставалось выбрать, кто будет рассказывать страшилки. В начале Марик сказал, что он этим займется, он знает много страшилок. Потом мы с ним договорились, что первую страшилку, которую он мне расскажет, я поведаю сам, а потом меня заменят.

Страшилка, которую я должен был рассказать, повествовала о девушке-лидере, у которой в лагере пропала девочка, и мать девочки ее прокляла, а потом у девушки выросли зеленые волосы. Марик меня научил, как надо говорить, и я нудным, тихим голосом, с какими-то совершенно неинтересными подробностями начал рассказывать. Когда я дошел до места: “Дувушка зашла в туалет самолета, посмотрела в зеркало...” то диким голосом закричал “... и вдруг закричала !!!” (потому что волосы были зеленые) В ответ девчонки стали кричать, многие перепугались, потому что действительно получилось достаточно неожиданно. Я с гордостью оглянулся, ища Марика, но не обнаружил ни его, ни других лидеров. Я понял, что продолжать надо мне. А что рассказывать? Смешные истории нельзя, страшилок я больше не знаю. И я стал рассказывать о случаях, которые происходили со мной на самом деле. А, поскольку я имел большой опыт общения с грязными, потными, мокрыми пьяницами, то начал рассказывать о разных случаях. Потом переключился на морг и т.д. Вообщем, я грузил народ часа полтора-два. Язык был на плече, и я еле продержался до конца. Другие лидеры тоже очень устали - водить больше, чем семьдесят человек довольно тяжело. Но получилось прикольно, самим понравилось.

Потом пошли спать. Но до этого провели leadership, немного поговорили, а потом лидеры прошлись по комнатам и пожелали своим “детям” спокойной ночи. В этом году люди жили кто с кем хотел, поэтому в одну комнату приходили три-четыре пары лидеров, и, в конечном итоге мешали спать. Но, в принципе, это очень неплохая традиция.

2 день. 12 августа (вторник).

Второй день - интеллектуальный.

С утра была зарядка. Зарядку в этом лагере вел не я, а ребята из гимназии - Синдия и Виестурс.

После завтрака - латышский. Латышский продолжался до обеда, то есть три часа (с 10 до 13).

После завтрака, неожиданно, приехали журналисты из “Панорамы Латвии”. Они приехали просто посмотреть, существует ли еще санаторий и нарвались на нас. Я дал им интервью, и потом появилась довольно неплохая статья.

После обеда начиналась игра “Станции”. Было семь станций - пять интеллектуальных и две разминочные, и каждая команда ходила от станции к станции и набирала очки. В принципе, схема старая и отработанная.

Я вел станцию, которая называлась “Личности”. Нужно было угадывать личности, задавая вопросы ведущему, на которые он может отвечать только “да” и “нет”. Игра интересная и было очень занятно сравнивать тактику команд. Так получилось, что наша с Леной команда отгадала наибольшее число личностей. А за ней шла команда Юли Зильбер. У них оказалось угаданных людей меньше, и Юля по этому поводу устроила мне натуральный мордобой, чуть не разбив при этом очки (сорвалась, вообщем). Игра продолжалась до полдника.

После полдника мы в группах проводили один психологический тест. Каждый лидер вел половину группы, причем я взял девчонок, а Лена - парней. Тест на воображение, на ассоциации. Я был потрясен, какая фантазия и воображение у девушек, как образно и полно они отвечали на вопросы, расписывали все в таких подробностях, аж дух захватывало. Был там вопрос: “Как вы относитесь к кофе?” А отношение к кофе означало отношение к сексу. Поэтому вопрос о кофе стал фишкой лагеря.

После ужина начался брейн-ринг. Команда получала вопрос и, если не отвечала на него, то право ответа переходило другой команде, которая в случае правильного ответа получала на одно очко больше, следующая команда на два и так далее.

Вел брейн-ринг Марик. Вопросы он придумал неслабые. Все это происходило внизу рядом со столовой. Помещение довольно душное, и когда открыли окна, в зал проник запах сероводорода, что вызвало всплеск юмора по поводу слабых желудков. В итоге победила команда Марика, хотя он ей, естественно, не помогал. Я своей тоже не помогал, так как знал вопросы. Марик немного затянул брейн-ринг, поэтому все очень устали, и в конце игры мозги уже не работали. Были также претензии к системе подсчета очков.

После брейн-ринга устроили дискотеку. Дискотека была до часу ночи, а после этого пошли желать спокойной ночи. Лидершип был само собой. Лидершипы проводятся у нас в номере (напомню, у нас с Петей двухкомнатный люкс).

3 день. 13 августа (среда).

На этот день намечался поход. Но с утра была плохая погода, было пасмурно, и в души лидеров закрались сомнения по поводу целесообразности похода. Я, однако, настаивал на соблюдении программы. Потом погода улучшилась, выглянуло солнце, единственное, дул сильный ветер.

С утра, как всегда, прошел латышский, потом обед, а после обеда народ начал собираться к походу. Полина попросила меня разрешить ей остаться в гостинице, сославшись на то, что у нее сильно болят ноги. Я было, уже согласился, но Лена сказала, что Полина должна идти, и, чтобы я шел, и убедил ее в этом. Вообщем, Полина пошла.

Петя, Оскар и Паша поехали на пляж, огородили территорию и спрятали несколько бутылок с минералкой, и парочку - без.

Первыми пошли девушки, через 25 минут - парни. У парней была задача - догнать девчонок.

До моря, примерно, пять с половиной километров. Колонна парней растянулась, наверное, метров на 500. Я шел (иногда бежал) с отстающими. Когда мы оказались на пляже, почти все бутылки были уже найдены. Парни искупали Петю и Марика, пытались и меня, но не получилось. Потом они стали играть в регби, а девочкам занятий не нашлось. К тому же был сильный ветер, песок набивался во все, куда мог набиться, и народ стал уходить с пляжа. Причем, не в самом организованном виде. Это, конечно, был наш прокол. Некоторые, например, Дана и Полина, воспользовались автобусом. Мы посидели с Леной, Юлей Зильбер и Аней Сокерянской, собирая оставшихся, чтобы идти вместе. Девочки очень хотели провести “день наоборот”, и я предложил обсудить это на лидершипе. Были мысли устроить командам “прогулку” по ночному городу, тусовку на специальной поляне в лесу.

Возвращались обратно медленно, пели песни. Вернувшись, пошли в душ, потом на ужин. С душем и горячей водой в течение лагеря постоянно что-то происходило. То горячей воды не было, то холодной воды не было. У нас с Петей в номере, как я уже говорил, был нагреватель, но все это искрило, дымило, коротило и уже во втором лагере окончательно накрылось. То есть лидеры иногда мылись у нас, но с риском для жизни.

Потом был лидершип и идею о ночной прогулке зарубили. Я, честно говоря, расстроился.

Дело в том, что мы уже с утра обсуждали одну проблему. Все шло гладко и по плану. Но не было куража, огонька, задора. И никто не мог понять, почему. Потом я понял: слишком много сил было отдано подготовке, слишком сильно все ждали этот лагерь. И немного перегорели. Но на блеф-клубе лидеры, вроде, разошлись и проснулись. Причем, то, о чем я говорю, касалось старых лидеров, потому что молодым нравилось.

Когда зарубили идею с ночным приключением, я был в плохом настроении, но потом понял, что, вообщем-то, это даже к лучшему: ничего не готово, видение мероприятия у лидеров разное, так что все к лучшему.

После ужина начался вечер - “Блеф-клуб”.

Правила иргы следующие: ведущий называет какое-либо утверждение, а команды должны сказать, истинно оно или ложно (“да” или “нет”). Петя подходил к каждой команде и спрашивал. Таким образом, нам удалось избежать соревнования, кто первый поднимет руку.

Все вроде остались довольны.

После ужина устроили feed-back’и в группах. Поход не очень понравился.

4 день. 14 августа (четверг).

День театра.

На этот день у нас был запланирован сюрприз - актер театра Русской драмы Игорь Чернявский. Он должен был рассказать о театре и помочь ребятам поставить сценки - спектакли.

Я с ним договорился встретиться в 11.00 у кольца 23-его. Поэтому после завтрака я поехал за ним в Ригу. Со мной поехала Юля Зильбер, ей нужно было к врачу.

Завез Юля к врачу, заехал за Игорем, взял Игоря, забрал Юлю и вернулся в Кемери. Пообедали. Собрались в конференц-зале на пятом этаже.

Я с актером один раз говорил перед лагерем и постарался объяснить, что мы от него хотим. Но, наверное, он так до конца и не понял. Поэтому действовал интуитивно, но, впрочем, неплохо.

В начале он рассказал о себе, о театре, потом предложил, пусть каждая команда выбирает себе какое-то хорошо известное произведение, и ставит отрывок из него, импровизируя и придумывая.

Разошлись работать по командам. Актер ходил по группам и давал советы.

Я своим предложил поставить сцену у монастыря Дешо из “Трех мушкетеров”. Мушкетеры встречаются с Д’Артаньяном, начинается дуэль, а гвардейцы не появляются. Что дальше?

Начали писать текст. Поскольку я “Три мушкетера” помню почти наизусть, а особенно эту сцену, то вспомнить, какая реплика за какой идет, труда не составляла. Другое дело, что классического варианта никто не ждал. Шутки рождались на ходу:

Д’Артаньян: - Добрый день, господин де Тревиль !

Де Тревиль: - А че те надо, че ты хошь ?

Д’Артаньян: - Я хочу быть мушкетером !

Де Тревиль: - А я не хочу !

Атос: - Жарко, а между тем я не могу снять камзол, так как чувствую, что моя рана кровоточит, и не хочу смущать Вас видом крови.

Д’Артаньян: - В таком случае я тоже буду драться в камзоле !

Атос: - В таком случае я буду драться в каске! (Демонстративно надевает на голову каску Феликса, и, поворачиваясь лицом к залу, говорит: “Шутка!”

Тревиля играл Марат (у него здорово получился старый маразматик), Атоса - Вольперт, Д’Артаньяна - Катя Софьина.

Репетиции шли тяжело, ребята постоянно забывали текст. У Кати была совершенно убийственная фраза: “Мы не сошлись во мнениях по поводу одного места блаженного Августина.” Она ее никак не могла произнести. А, когда мы сидели и смотрели выступления других команд, она наклонилась ко мне и спросила: “Как зовут Марата?” Я говорю: “Воронов”. Она: “Нет, как его зовут на сцене?” “Де Тревиль, но можешь сказать просто - господин капитан.”

Концовку нам помог сделать Чернявский. Когда Атос и Д’Артяньян скрестили шпаги, наступила неловкая пауза, так как гвардейцы кардинала не появлялись. Портос вытащил из кармана сценарий и спросил в зал: “А где же гвардейцы?” И тут появились девчонки, изображавшие женщин легкого поведения и спели переделанную песню “Пара-пара-парадуемся”. Они подошли к мушкетерам и спросили: “Ребята, что вы тут делаете?“ “Мы - мушкетеры из Дюма”. “Хватит ерундой маяться, пошли лучше кофе пить!” - и с этими словами девочки взяли парней под руки и увели со сцены.

Сыграли нормально, без запинки.

Теперь о других сценках.

Юра и Юля поставили сценки из “Шерлока Холмса и Доктора Ватсона”. Как всегда, очень здорово сыграла Роза.

Марик тоже взял классический материал - “Три мушкетера”- сцену отравления Констанции. Получилось прикольно, и с запоминающимися шутками. (“Ах, мы, бедные монашки, что же давят так рубашки?” “Надо вызвать сестру-медсестру” - то есть Марика)

Миледи говорит Констанции: “Я от Д’Артаньяна”. Констанция (Марианна), показывая на парня: “Он тоже”. Миледи, поглаживая себе живот: “И он тоже”.

Когда Констанцию отравили, и Д’Артаньян (Игорь Ротбарт) увидев ее бездыханное тело, должен был упасть на пол и закричать: “Что мне делать, Атос?” Он упал и забыл, кого должен спрашивать. Лежит и шепчет: “Имя, имя”.

Паша поставил “Гамлета” на Кавказе. Я, лично, ничего не понял, думаю, Чернявский тоже.

Оскар поставил “Репку” в жанре криминального триллера. Две преступные группировки: мышка, кошка, Жучка с одной стороны, и бабка, внучка и дедка с другой ведут борьбу за обладание секретным изобретением профессора Репки.

Оскар играл ветерана Вьетнама, в гимнастерке и каске Феликса. (Каску использовали почти в каждой сцене). Его магнитило.

Петина команда сыграла нечто по мотивам “Винни Пуха”

Наташа и Аня поставили Робин Гуда, трагическую историю любви.

В общем, это, конечно, не был театр в прямом понимании этого слова, но все-таки.

После завершения вечера мне надо было везти актера домой, в Ригу. Было уже около двенадцати, и мне, откровенно говоря, было в лом. Но, делать нечего, я морально настроился. Но тут к Юле Скубриевой приехали родители и оставались до конца вечера. Они согласились довезти Игоря до дому, чем очень мне помогли.

После вечера народ собрался на пятом этаже, в кабинете психотерапии и часа два пел песни под гитару. Было классно.

 

5 день. 15 августа (пятница).

Примерно, в четыре часа утра стук в дверь. Я сквозь сон говорю: “Войдите” и тут же понимаю, что дверь закрыта. Открываю дверь, на пороге Инесса и Юра. Говорят: “Наверху кто-то есть, сейчас разбили стекло на пятом этаже”. Мне дико хотелось спать, поэтому я попросил их предупредить дежурную, чтобы нас не обвинили потом в разбитии этого стекла, и пошел спать.

Утром я узнал подробности. Инесса и Юра всю ночь просидели в холле пятого этажа (Юра разучивал на гитаре аккорды какой-то песни). Они услышали, как кто-то ходит по пятому этажу, видели этих козлов (это были местные). Они-то и разбили стекло. Как они проникли в помещение? Трудно сказать.

В этот день решили изменить схему и сделать латышский после обеда.

Народ с утра спал на латышском, поэтому распорядок немного поменяли. В этот день команды должны были готовиться к Ацинразу. Нужно было подготовить флаг, речевку, песню, вопросы к Ацинразу. В принципе все успели нарисовать и подготовить до обеда. После обеда был латышский. Он был посвящен Лиго. После полдника в конференц зале, на пятом этаже началось “Гинесс-шоу”.

Играли опять же по командам. Вначале были вопросы по рекордам. А потом начались собственные рекорды. Команды могли выставлять своих людей, которые что-то могли или у которых что-то было.

Марина Теус выиграла, например, в номинации “Самые длинные волосы”. Соревновались за самые длинные ноги, кто больше всех присядет на одной ноге, на самый дурацкий смех и т.д. Потом было задание, по-моему, оно возникло у Марика спонтанно, кто на большем количестве языков сосчитает до десяти. Народ живенько откликнулся и полились испанские, итальянские, шведские, японские, узбекские, литовские и т.д. слова. Причем, лидеры не участвовали.

После ужина мы отправились на озеро (примерно, в трех километрах от гостиницы по направлению к морю) отмечать Лиго. Ребята подготовили все очень хорошо: разожгли костер, спрятали Parardes zieds, мы заранее купили два ящика “Veseļibы”, которая должна была имитировать пиво. И народ был настроен позитивно, когда дали команду делать венки, все тотчас бросились в кусты и в лес. Вообщем, праздник удался. Прыгали через костер, искали цветок папоротника, водили хороводы, пели песни, играли в национальные игры, ели сыр, пили “Веселибу”. Все было по-латышски, и всем дико понравилось. Около одиннадцати собрались и пошли обратно в Кемери.

В тот вечер мы ждали Тиграна и Феликса. Они заканчивали работу около семи, значит, теоретически, должны были присоединиться к нам в районе девяти. Но это только теоретически. Зная Феликса, я вообше не был уверен, что они приедут. По дороге домой мы их встретили. Оказывается, они поехали после работы к Феликсу домой, поужинали, потом Феликс собирался, вообщем, понятно, когда они выехали и когда приехали.

На этом, в принципе день и закончился. Тигран пошел спать, а Феликс остался с нами. Ночью тусовались, как всегда, в комнате у Ани Сокерянской, Инессы, Лены и Юли Зильбер. Потом пошли показывать Феликсу здание и забрались на крышу. Вид супер. Потом я пошел спать (часа в три), а Марик с Феликсом всю ночь не спали, Феликс играл на саксофоне (он взял с собой саксофон, как и кимоно, и еще кучу самых необходимых вещей) на крыше.

6 день. 16 августа (суббота)

Утром, где-то в половине восьмого, стук в дверь. Открываю, стоят Феликс и Марик. Феликс с саксофоном. “Ну что, пошли будить народ?” Вообщем, будили саксофоном. В начале Феликс прогудел, как пароход. Потом пошли всякие “музыки”, народ оторопело вскакивал, не понимая, что происходит. Получилось очень здорово. А то каждый день стучаться в дверь и отбивать себе руки, честно говоря, надоело. Феликс вписался в лагерь, и Петя перед зарядкой (каждый день мы собирались на зарядку на лестнице у входа) представил его и Тиграна.

Пока после завтрака шел латышский, следовало заняться подготовкой к Ацинразу.

Марик и Юра сели на велосипеды и поехали размещать тайники. Причем, Марик не спал эту ночь, а Юра - предыдущую. Было семь маршрутов (по количеству команд), и четыре тайника на каждом маршруте. Как говорится: “Не скажу, что это подвиг, но что-то героическое в этом есть.”

Ребята управились только к обеду. Я за это время подготовил погоны.

После обеда команды вышли на парад. Получилось неплохо: каждая команда, по очереди, выходила перед общим строем, пела песню, говорила речевку (у кого что было). У каждой команды флаги, эмблемы; команда Оскара, например, вышла в виде танка.

Потом капитаны команд (не лидеры) получили маршрутные карты, и игра началась. Тайники надо было найти до 16.30. Начали около трех.

Ребята прошли свои маршруты довольно быстро. Петина команда, нашла все тайники за сорок минут и вернулась первой. К четырем часам все команды собрались у санатория и разделились на две армии. После этого выбрали генералов, определили, кто не участвует в бою, распределили жизни и пошли на поле.

Когда началась битва, стало ясно, что народ все воспринимает слишком всерьез. Какая там толерантность, какое джентльменство! Мы сделали ошибку, разрешив участвовать девушкам. Они вели себя еще более жестко и грубо, чем парни. Даже не хочется об этом писать, но порванных маек, ссадин было немеренно. Игра ничем не кончилась, знамя захватить никому не удалось. И мы прекратили это побоище, вызвав гнев участников.

В свалке участвовал Феликс, но он вел себя очень корректно, это все отметили. Ты бы видела, как он боролся с пятью противниками сразу! Это было зрелище!

Вообщем, вернулись в гостиницу усталые, злые, местами окровавленные и неудовлетворенные.

Пошли ужинать. А после ужина Паша и Оскар приготовили всем сюрприз, как раз под настроение.

Еще до лагеря они придумали авангардный спектакль. Сейчас расскажу подробнее. Нас привели в зал. Освещение - несколько свечей. Какие-то предметы на полу и четыре кресла с сидящими людьми. Сзади аппаратура, потому что спектакль скорее для ушей, чем для глаз. Петя перед спектаклем попросил полной тишины. Все сели и молчат. А тут у ребят что-то случилось с аппаратурой. Они минут двадцать исправляли, а все сидят и молчат.

Наконец, спектакль начался.

Спектакль о смерти. Сидят в креслах четыре человека: приговоренный к электрическому стулу преступник, самоубийца, стоящий на карнизе, неизлечимо больная девушка и военный летчик, потерпевший аварию, и делятся своими ощущениями. Тексты, кстати, очень неплохие. Как фон - музыка, радиотрансляции и просто шум.

На меня это особого впечатления не произвело.

Но, я знаю, что у некоторых девчонок потом были истерики, многие не могли заснуть.

Спектакль длился минут двадцать, после чего все молча разошлись на feedback. Feedback не получился, так как народ был в подавленном состоянии, и, кажется, только я спокойно воспринял этот спектакль

Вот такой вот выдался денек - мрачный.

7 день. 17 августа (воскресенье)

С утра все пошло как обычно.

После завтрака нас ждал экзамен по латышскому. Соревновались по группам, в которых латышским занимались. Вопросы были по пройденному материалу. Прошло все достаточно весело и интересно. Победила команда Нади (команда по латышскому, а не обычная) Экзамен продолжался до обеда. Последнее задание было - сложить puzzle, который каждая команда нарисовала на тему лагеря (на ватмане). На одном рисунке фигурировал Феликс с саксофоном.

После обеда стали готовиться к заключительному вечеру. В начале посидели с командами, потом я, например, поняв, что мои все сделают нормально, ушел.

Лидерам нужно было тоже что-то подготовить. Все собрались в нашей с Петей комнате и стали ломать головы. К ужину кое-что придумали. Одним из пунктов программы я предложил спеть песню про Маленького принца из какого-то старого советского фильма. Песня классная, и Розана вызвалась спеть.

После ужина, почти сразу, концерт начался. Как всегда пели, пародировали, прикалывались.

Оскар и Паша исполнили рэп на лагерную тему. Очень здорово и остроумно.

Наша с Леной команда подготовила музыкальное выступление. Были использованы “До свидания, наш ласковый Миша” и “Yesterday”. Народ взгрустнул.

Выступили лидеры. Так ничего особенного, но потом вышла Роза и акапелло спела “Маленького принца”. Как я и рассчитывал, песня произвела впечатление, слезы на глазах и все такое.

Потом был заключительный feedback, и Лена попросила каждого из команды написать каждому что-нибудь. Вообщем, мне написали такое, что мама потом прослезилась, читая.

Вот, в принципе, и все о первом лагере.


В понедельник в 12.00 приехал автобус, и мы поехали в Ригу. Часть ребят осталась. Я пришел на работу совершенно никакой. А вечером должны были приехать иностранцы.

Но это уже совсем другая история.

(c) Леонид Келим.
Лето 1997