Летний лагерь’98

 

Итак, начнем с начала. Если помнишь, я писал, что Марик организовал курсы лидеров. Посещало их более двадцати человек. Перед лагерем встал вопрос, кто будет лидером в лагере. Речь шла как о стариках, так и о молодых. Из старых лидеров смогли поехать только Аня Сокерянская и Женька. Инесса и Юля Воронько (она приехала на два дня позже) тоже были, но без команды. Поскольку и молодых лидеров было больше, чем нужно, мы точно не знали, кого ставить, кого - нет.

И, в связи с этим, сделали не семь команд, как обычно, а девять. В среднем, по 7-8 человек в команде.

Очень хорошо то, что в подготовке приняли участие все, как в первом лагере два года назад. Причем, мероприятия были распределены между лидерами, и каждый занимался своим. В принципе, все справились и придумали достаточно неплохо.

Вообщем, сделали мы девять команд, это, значит, восемнадцать лидеров. Пары получились следующие: Аня Сокерянская - Женя Ансберг, Миша Бешкин - Катя Софина, Паша Гогнидзе - Таня Захарьят, Диана Конуп - Андрей Андреев, Дана Кляцкина - Петя Жиряков, Илья Вольперт - Марианна Миловская, Женя Штейнбук - Иоланта Смирнова, Рената Каливод - Юра Локенбах, Марина Теус - Игорь Ротбарт. Плюс, Оскар Левин в роли завхоза.

Какие-то имена тебе знакомы, какие-то нет, не суть.

Девять команд - это, конечно, было много.

1 день. Вторник, 11 августа

Сбор был назначен на 17.00. Автобусы должны были подъехать к 18-ти часам. Добрая половина народу пришла уже к половине пятого. Но время прошло как-то незаметно, по крайней мере, для меня. Пока всех отметил, собрал деньги, тут и автобусы подошли. Марик и еще несколько человек поехали в Кемери днем, чтобы более-менее все подготовить.

Доехали без происшествий, расселились, поужинали, провели несколько ice-breaking’ов в группах.

Потом по плану началось посвящение. Сразу могу сказать, по оценкам участников, посвящение получилось. Готовилось оно в муках и не раз переделывалось, и Марина Теус, одна из готовивших его, спокойная, невозмутимая Марина, нередко срывалась. Но, в итоге, прошло все О.К. В начале детей водили по периметру здания. Глаза были завязаны, дети держались за веревку, их чего-то там спрашивали, я толком не знаю, так как, как и в прошлом году, занимался рассказыванием своих бесконечных историй. Обойдя здание, люди попадали ко мне, слушали истории, потом их дальше вели по этажам, пугали, и т.д.

После посвящения все разошлись на feedback’и, а потом лидеры собрались на leadership. (Дети называли это наше мероприятие - пидарщит).

Одной из особенностей этого лагеря было то, что после отбоя, который был в 2 часа, кто-то из лидеров дежурил на этажах и эти самые дежурные смотрели, чтобы никто не шлялся из комнаты в комнату, и, по возможности, в комнатах ничего “такого” не происходило.

В первую ночь остался дежурить я и Женя Ансберг. Сидели мы часов до четырех.

 

2 день. 12 августа, среда

 

В этом году решили зарядку не проводить. Кроме того, завтрак перенесли на 10.00. Для того, чтобы все вставали, придумали правило: команда заходит в столовую только в полном составе. Если хоть один человек опаздывает, остальные его ждут.

В это утро многие встали рано, еще были силы. Я побегал, сделал зарядку.

После завтрака начались Олимпийские игры. Олимпийские игры готовили Юра, Андрей и Феликс. Как они готовили, само по себе анекдот: три раза договаривались встретиться и только на третий раз им это удалось. Феликс собирался ехать в лагерь, но примерно, за неделю сказал, что не может. Так что мероприятие вели Андрей и Юра.

Вначале каждая команда придумала себе спортивное название и изобразила что-то вроде живого монумента спорту. Потом начались сами соревнования. В этот день погода была просто превосходная, нам повезло.

Все было построено в стиле эстафеты, прошло гладко, без травм, но люди устали, и было немного затянуто.

Уже с утра начался обсуждаться вопрос о том, чтобы выгнать из лагеря Юлика и Макса. Вели они себя мягко говоря, скверно, вызывающе. В принципе, я созрел, но сначала решили поговорить с Юликом, предупредить о такой возможности. Поговорили. Сказал, что будет вести себя хорошо, на дискотеку в субботу не поедет. Еще сказал, что к нему в три часа приедет брат, привезет поесть. Заедет, буквально, на 15 минут.

После обеда началась работа в группах - подготовка к презентации команд. Я в это время единственный, пожалуй, раз за весь лагерь отдыхал, даже загорал.

Ситауция получилась следующая: очень много новых людей, вообще впервые попавших в какой-либо лагерь. Были команды, где не было ни одного старика. Поэтому, вся нагрузка ложилась на лидеров.

Часов в шесть к Юлику приехали “пацаны” и долго тусовались. Я объявил Юлику и Максу, что они могут отправляться домой. Потом мы решили повременить до утра, посмотреть, что будет. Чтобы уже закончить эту историю, мне вечером сказали, что, вроде их друзья привезли им наркоту. Некоторые лидеры их знали и посоветовали, от греха подальше, выгнать их. Утром, после завтрака, им вернули деньги, проводили на станцию и посадили на электричку. Все.

Но, вернемся к вечеру. Презентации прошли, у кого лучше, у кого хуже. Названия команды придумали себе такие, что не сразу и выговоришь, например, команда Паши и Тани назвалась “Пришибленные одной дверью”, команда Ани и Жени - “АСС” (Ассоциация Старых Сучков), команда Иоланты и Жоржа - “Титаник”, команда Марины и Игоря - “Ложка радости” и т.д.

Но, это было еще не все. Впереди был интеллектуальный вечер, который готовил Оскар и Крумер, специально приехавший в тот вечер к нам. Как потом пел Рома на заключительном вечере:

Сколько злых глаз,

К нам приехал Крумер Илья,

Он привез нам кучу вопросов,

А сам не знает … ничего!

Вечер проходил внизу, в зале около столовой. Освещение было минимальным плюс свечи, обрамлявшие возвышение в глубине зала. На возвышении с завязанными глазами восседал “Отец знания”, по совместительству - Михаил Бешкин. Он так, кстати, просидел все три часа.

Мы решили приколоться. У Карины был с собой первый том “Войны и мира”. Поскольку был объявлен интеллектуальный вечер, придумали, что я начну читать “Войну и мир”, буду, в общем, грузить. Вышел Оскар и сказал, мол, ваши родители указывали нам на то, что мы мало внимания уделяем вашему интеллектуальному развитию. Поэтому, сейчас, Леня почитает вам отрывки из “Войны и мира”. Самое удивительное, что народ все воспринял всерьез и стал слушать.

После прикола начались соревнования, типа “Что? Где? Когда?” Правила были достаточно разумными, команды по-очереди получали вопрос, если не отвечали, то на вопрос могли ответить другие команды. Вопросы были довольно сложными, но ребята отвечали. В принципе, вечер понравился, хотя некоторым он показался несколько затянутым. Во всяком случае, получилось лучше, чем в прошлом году.

Потом был feedback, совмещенный с полдником (мы днем ходили в магазин за минералкой и печеньем), потом leadership, потом дежурство.

 

3 день. 13 августа. Четверг.

 

С утра все было, как обычно. Еще не кончился завтрак, а уже приехала лектор из Наркологического центра. С ней общался Жорж. Я пошел его искать и говорю, давай, встречай ее, она ждет внизу. На что он мне отвечает: “Я не побрился”. Ну, я ему сказал кое-что непечатное, и он пошел вниз.

Эта чувиха из Наркологического центра приехала не одна. Она привезла с собой каких-то людей из международной организации “Брахма Кумарис”. Вроде бы, как нам говорили, организация занимается борьбой с наркотиками. Но, на самом деле, что-то они уж очень смахивали на секту.

Гости наши организовали два параллельных workshop’a. Один вела лектор из Наркологического центра, другой - Брахма Кумарис. Ребят разделили на две группы, которые по-очереди посетили вначале один, а потом второй workshop. Эти “сектанты” грузили о судьбе, совершенстве. В принципе, мысли правильные, но не в таком стиле, и не для такой аудитории. Фраза “Без ситхи нет видхи”, то есть “без усилий нет успеха” стала крылатой.

Лекция нарколога была на латышском, вела она ничего, видно было, что опыт у нее есть. К обеду они закончили, у народа было еще немного свободного времени.

Кстати, о свободном времени. Оно было!!! Особенно, по сравнению с прошлогодним лагерем. Специально было отведено время для помывки - каждый день, примерно за час-полтора до ужина.

Поскольку у нас весь этот день по плану посвящался наркотикам, после обеда тематические занятия продолжились. Начались дискуссии. Группа, принимавшая участие в дискуссии, делилась на две части. Одна часть выступала за наркотики, другая против. Им давались утверждения, которые команды должны были защищать или опровергать в зависимости от принятой ими позиции. Утверждения были типа: “Наркотики являются неотъемленом частью современной массовой культуры” , “Наркоман - жертва общества” или “Наркотики должны быть легализованы”. Дискуссия кому-то понравилась, кому-то нет, наверное, это во многом зависело от ведения.

Потом была небольшая лекция Марика о том, какие бывают наркотики и как определить, что человек находится в состоянии наркотического опъянения.

Потом команды стали готовиться к вечеру антирекламы. Команды должны были в стиле социальной рекламы выразить свое негативное отношение к наркотикам.

Начался вечер. Часть команд придумали серьезные сценки, часть несерьезные. Серьезные пошли первыми. Было несколько неплохих задумок. Хуже с исполнением. Но, можно сказать, вечер получился.

Но, это было еще не все. Впереди был еще спектакль Паши, Миши Кельмензона и Андрея.

Народ должен был собраться через полчаса около спортивного зала.

Хочу рассказать о подготовке к спектаклю. Я согласился играть одну из ролей - роль бомжа. Текст написали Паша и Миша. Текст очень даже неплохой. Подобрали стихи и музыку. Вот постановка оставляла желать лучшего. Все дело в нашей дикции. И в актерском мастерстве. Хотя в данном случае особого мастерства и не требовалось. Каждый из “актеров” по-очереди выходил, говорил свой текст и садился. Паша читал стихи.

Особая история о том, как мы репетировали. Не помню, сколько раз, примерно через день в течение двух недель. Слова, в отличие от прошлогоднего спектакля, выучили наизусть. Слава Б-гу, хоть слов никто не забыл. Спектакль назывался “В ожидании чуда”. Действующие лица: маленький человек; больной, умирающий от рака; девушка, потерявшая парня, разуверившийся священник, бомж (его играл я), солдат.

Спектакль, несмотря ни на что, понравился. У меня, правда, в момент моего выступления от волнения стали трястись ноги. Хорошо хоть, что играли в темноте, только свечи на заднем плане.

Потом, как обычно, состоялись вечерние мероприятия.

4 день. 14 августа. Пятница.

Этот день был запланирован, как день театра.

Но с начала к нам приехала женщина из AIDS центра. В начале она читала лекцию про СПИД. Ничего нового никто, конечно, не узнал. Потом она стала демонстировать средства контрацепции, в том числе для онального и орального секса, чего, на мой взгляд, было лишним.

Далее наш уважаемый лектор попросил натянуть презерватив на макет члена. Вызвался Волдемарс. С успехом показав недюженную ловкость и сноровку, он сорвал шквал аплодисментов. Так как лектор раздала презервативы, нашим детям было чем заниматься после отбоя.

Теперь о театре. Таетром у нас занималась Таня. Она пригласила к нам свою сестру, как я понял, театрального критика и одного никому не известного актера из Москвы, который нес такую ахинею, что страшно сказать. Впрочем, говорил он красиво, хорошо поставленным голосом, сказывалась “Щука”.

Ну вот, а потом началась подготовка к сценкам. В этом году условием игры было использование ключевых фраз типа: “Спокойно, Маша, я - Дубровский”, “У меня двое детей: мальчик и еще мальчик”, “Какая гадость эта ваша заливная рыба” и т.д. Также надо было использовать предметы, список которых мне не показали. Как потом оказалось, в списке были: горячая вода, кирпич, нижнее женское белье, “Леня Келим, и прочая ерунда. Но я, повторяю, об этом не знал.

Сценки, насколько я знаю, шли трудно. Рождались, можно сказать, в мучениях. Я не мог понять, почему все бегают с купальниками, ведрами, а также просят меня участвовать (достаточно номинально) в сценках. Наконец, спектакли начались. Из запомнившихся была сценка команды Андрея и Дианы. Пародия на “Терминатор”. Терминатора (в бюстгалтере) играл Кельмензон, Сару Конор - Андрей. Миша был неподражаем. Неполохо получилось у Миши и Кати.

Примерно в половине одинадцатого, в зале появились два бугая. Один из них искал девушку своей воспаленной мечты, с которой он познакомился на ее выпускном и с тех пор не переставал доставать. Это я узнал, естественно, уже потом. Девушка его не хотела, в смысле видеть, и я довольно в резкой форме сказал, чтобы они убирались. Они попрепирались, но ушли. Мы на всякий случай спустились вниз, проверить, ушли ли они, а их уже и след простыл.

Сценки между тем продолжались. У Марианны и Вольперта была пародия на наш вчерашний спектакль. По сюжету они меня били, я падал, вообщем, happy end. Пришлось действительно упасть. Искусство требует жертв.

Женькина и Анина команда пародировали “X-files”. Меня играл Волдемарс.

Вообщем все девять команд выступили. На том день и кончился.

 

5 день. 15 августа. Суббота

С утра приехал Мельников с женой. Мельников - это мой однокурсник, сейчас - прокурор. С начала этого года я его привлек для чтения лекций по правовому обучению. Получается у него ничего, хотя несколько монотонно. Недавно он женился. Просто праздник какой-то. Его жена - тоже прокурор, занимается преступлениями по наркотикам. Так что, сама понимаешь, нашим детям их было не избежать, раз уж мы затронули тему наркотиков.

Прочитали они лекцию, довольно интересно, хотя половина после завтрака спала. Все-таки, пятый день лагеря. Усталость и недосыпания берут свое.

Вообщем, уехали они. А мы остались.

У меня за день до этого родилась мысль. А почему-бы нам не устроить день вежливости? Мы такие дни устраивали в школе. В этот день всех надо называть на Вы и по имени-отчеству. У нас были припасены лейблы, мы их раздали, ребята написали имена-отчества и началось. Кстати, очень прикольно. Вскрылись такие отчества, как Полина Израилевна, куча Владимировичей и Владимировен, были Леонидовны.

Во всякой случае, качество русского языка резко улучшилось. Но это была только канва следующего мероприятия. А мероприятие называлось “Выборы”. Я взял за основу ту игру, помнишь в Гульбинае, когда выбирали лидеров Алии?

Вначале каждая команда выдвинула по одному человеку (не лидера) в кандидаты в депутаты. На листе ватмана написали всех кандидатов. Среди кандидатов были Лев Ильич Иоффе, Волдемарс Евгеньевич Олиньш, Василий Владимирович Мерцалов, Михаил Викторович Кельмензон, Дана Владимировна Покотинская (единственный представитель слабого пола среди кандидатов), Илья Борисович Маркус, Ромуальд Игоревич Ванагас, Евгений, не помню по батюшке, Равдин и Антон Михайлович Марченко.

Кандидаты вышли на сцену. И получили первое задание: собрать себе группу из находящихся в зале, так чтобы было использовано как можно больше критериев. (Рост, пол, национальность, вес, цвет волос и т.д.) Выбрав себе команды, кандидаты стали выискивать критерии, у некоторых получалось по 30-40 критериев.

Это было первое задание. Далее кандидаты опять вышли на сцену. Вторым заданием было назвать фильмы или книги, в названии которых была использована воровская или уголовная терминология. Каждый кандидат взял себе по помощнику, которые мучительно пытались что-то вспомнить.

Потом кандидаты должны были припомнить великих сыщиков - литературных и киногероев.

Таким вот образом кандидаты показывали себя.

А потом состоялись непосредственно сами выборы. Всем участникам лагеря были розданы бюллетени. В них нужно было вписать три имени из девяти. Трое, набравших наибольшее количество голосов, становились депутатами от народа. Эти депутаты должны были участвовать вечером на leadership’e и могли внести сколько угодно предложений по режиму дня, по еде и т.д. А мы, в свою очередь, должны были принять минимум три из них. Вот такая вот была задумка.

Еще до ужина мы подсчитали голоса. Больше всего голосов набрали Кельмензон, Лева и Волдемарс.

А после ужина у нас был Вечер любви. Его готовили Аня и Юля Зильбер. Но Юля не поехала в лагерь, а Аня особо не посвящала в подробности. Вели вечер Катя и Паша. Они об этом узнали утром, поэтому нельзя сказать, что они были очень готовы.

Конкурсы были следующие: сделать сценку на тему “Красота спасет мир”, сценка “Отказ”, лучший танец на газете, три определения, что такое любовь. Еще надо было изменить слова песни “Агаты Критсти” “Я на тебе, как на войне”.

Даже трудно выделить что-нибудь особо примечательное. В этот день приехали Петя с Надей.

Но самое интересное, как оказалось, было впереди, на leadership’e.

Объявив во время вечера победителей выборов и объяснив ситуацию с предложениями, я отправился к себе в комнату на leadership.

Постепенно лидеры стали собираться с feedback’ов. Не было Жени и Ани. Мы их ждали минут сорок. Наконец, они пришли. Как ты могла убедиться из написанного выше, день был не из легких, к тому же пятый. Лидеры устали, нервничали. Пока ждали Аню и Женю, некоторые уже стали закипать. Как раз присутствовали Петя с Надей. Потом пришли депутаты, так что набралось человек тридцать.

Вначале стали обсуждать, как прошел день, кому что понравилось, что - нет. Зашел спор о дискотеке. Оказалось, что Аня кому-то там пообещала дискотеку, потому что ее не было вчера. А дискотеку было делать уже поздно, и большинство лидеров было против. Страсти накалялись.

Потом дошла очередь до депутатов. Миша что-то невнятно сказал, на что я заметил, что это все надо было представить в письменном виде. Вообщем, народ к этому времени так возбудился, что говорили почти все. Катя оборвала Мишу. Он обиделся. Женька ни с того, ни с сего, схватил Леву, сидящего на стуле и вывез его со стулом из комнаты. Миша и Волдемарс в шоке ушли.

Представь себе картину: сижу я, вокруг орущие лидеры, в коридоре - страшно обиженные депутаты. Ты не поверишь, но в этот момент я не просто ощутил полное спокойствие и присутствие духа, мало того, я почувствовал колоссальный прилив энергии. Видимо, это шли потоки от морально и физически истощенных лидеров.

Закончив leadership, я вышел в коридор, где минут сорок беседовал с разобиженным Кельмензоном, который выплеснул на меня все, что у него накипело.

А на следующий день все успокоились. Требования депутатов мы выполнили. Мы отменили отбой, отменили правило, по которому после двух ночи нельзя шляться по коридору, а надо находиться в своей комнате, и сделали дискотеки каждый день (тем более, что осталось-то всего два вечера: предпоследний и последний).

 

6 день. 16 августа. Воскресенье

До обеда сегодня были запланированы workshops. Поясню: мы предложили молодым лидерам подготовить небольшие занятия, которые они смогут провести в маленьких группах. Получилось классно, ребята действительно подготовились, и детям понравилось. Занятия были следующие: развитие памяти (Рената), вокал (Диана), воздушные змеи (Игорь), средства массовой информации (Вольперт), Америка (Паша), карьера (Жорж).

Workshops продолжались часа два. Потом было единственное в этом лагере занятие по латышскому. Я на латышском не был, но говорят, что было слабенько.

У нас в это время возникла проблема. Дело в том, что по программе после обеда у нас парни и девушки работали отдельно, как в первом лагере. Для парней была запланирована подвижная игра под кодовым названием “игра Юры”, так как это он ее предложил. Надо было бегать по Кемери, искать сокровища и т.д. Но с утра пошел сильный дождь, и хотя к обеду погода стала улучшаться, мы приняли решение игру не проводить. Хотя бы по тому, что трава была мокрая, не очень-то по ней побегаешь.

Пришлось оперативно придумывать новую игру. Этим занялись я, Марик, Бешкин и Юра. Похвастаюсь, что идея родилась у меня.

Дело в том, что особенностью этого лагеря по сравнению с предыдущими было обилие мобильных телефонов. Лидеры по телефону вызывали друг друга на leadership, дети кому-то звонили, короче, крутизна невероятная. Нельзя было не обыграть эту ситуацию.

Вообщем, вот игра, которую мы придумали меньше, чем за полчаса.

Парни делятся на 4 команды. Легенда следующая: спецподразделение попало в Кемери, без продовольствия, воды, имея раненого, без связи.

Задача подразделения на первом этапе - выжить. Для этого нужно сбегать в магазин и купить печенье и минеральную воду, принести с пятого этажа на улицу две скамейки (укрепить позицию), сбегать на станцию и посмотреть время отправления и прибытия на конечную станцию последней электрички. Кроме того, раненого надо было на руках отнести к источнику и принести обратно.

После этого начинался второй этап. Чтобы выбраться из Кемери, подразделению необходимо вызвать вертолет. Своей связи, как я уже писал, у них нет. Но где-то в Кемери спрятан мобильный телефон.

Чтобы узнать, у кого находится мобильный телефон, надо было отгадать четырех исторических деятелей, скажем: Понтий Пилат, Екатерина, Туполев, Яковлев. Взяв первые буквы, получалось: ПЕТЯ. Значит, у него мобильный телефон.

Теперь нужно узнать PIN код, чтобы включить телефон. Номер кода был спрятан в парке и его надо было найти по наводке. Найдя код и включив телефон, нужно было определить номер телефона, по которому надо вызвать вертолет.

Тут ребятам предлагалась формула, раскрывающая первые шесть цифр. Последнюю цифру нужно было угадать методом тыка. Набрав номер, надо было назвать пароль: “Киска, это я - рыбка!” На этом игра заканчивалась.

Кто первый со всем этим справился, тот и победил.

Без приколов не обошлось. Тенгиз и Лева, например, решили не бежать на станцию, а позвонить в справочную и спросить о последней электричке. Потом они долго спорили, что я не говорил о том, что нужно было обязательно бежать.

Следующий прикол был с отгадыванием имен. Римлянин, убивший еврея, чиновник, но не в Риме. Нород сидит в ступоре, не может отгадать, а у меня колики от смеха.

Начали отгадывать номер телефона. Кто-то использовал метод пределов. А Виталик, например, подумал, что номера мобильных телефонов у нас начинаются с определенных цифр в зависимости Baltkom это или LMT. Подставили - получилось.

Стали звонить. Звонили Штейнбуку на мобильник. Телефон взял Юра и говорит: “Es klausos!” В трубке гробовая тишина, а потом: “До свидания!” Надо сказать, что по условиям звонить надо было с пятого этажа, поэтому звонящие не видели, кому звонят.

Потом парни пошли играть в футбол.

Что делали девчонки, я толком не знаю. Готовились к вечеру, дискутировали.

А вечером у нас был конкурс “А ну-ка, девушки!”

Девушки тоже разделились на четыре команды. Вначале выбрали жюри. Потом начались непосредственно конкурсы. Клип на популярную песню, например: “А я в воду войду” или “Бабы-стервы”. Потом надо было накормить члена жюри йогуртом с завязанными глазами. Спеть песню. Соблазнить меня. Это был самый волнующий и захватывающий конкурс (для меня). Меня надо было соблазнять, читая инструкции по использованию различных видов бытовой техники. Для меня это был сюрприз, неожиданный, но приятный.

Ну вообщем, вроде ничего вышло. Потом дискотека. Поскольку отбой отменили, ночью сидели, пели песни часов до пяти. Они пели. А я после окончания программы завалился спать. И выспался.

 

7 день. 17 августа. Понедельник.

В этот день в России начался кризис, но мы об это не знали.

Впрочем, к лагерю это никакого отношения не имеет.

Сегодня по программе шла экономическая игра, которую предложила Агнесе. Игра была похожа на игру Миши Селиванова, в которую мы играли в первом лагере. Команды должны нарезать как можно больше треугольников, квадратов и кружков, используя для этого канц. товары и бумагу, покупая и выменивая все это друг у друга. В то же время было сказано, что, поскольку игра экономическая, то есть связана с бизнесом, то разрешено все.

Естественно, что самым дефицитным предметом была бумага. Ее можно было купить у банка, а можно было догадаться побегать по этажам и смести всю бумагу, которая там случайно завалялась, попросить администратора санатория дать немного бумаги, обрезать по краям плакаты и т.д. В итоге Бешкин продавал лист бумаги за 120 латов (от имени банка), а рядом Лева продавал бумагу по 80 латов и наваривался.

Победила команда Антона, заработавшая примерно за три часа работы более 3000 латов. Деньгами служили ксерокопии 10-ти латовых купюр. Тенгиз во время игры пошел на почту и попросил разрешения снять копии на ксероксе. К его сожалению, и на почте, и во всем Кемери не оказалось ксерокса. Вот такие у народа мозги, работают только в одном направлении.

После обеда началась подготовка к заключительному вечеру. Лидеры готовят что-то свое, дети - свое. Дети, как я уже писал, в этом году попались менее подготовленные, чем в прошлом, некоторые команды стали объединяться.

Лидеры, правда, толком тоже ничего не придумали. Диана с Таней спели “Маленького принца”, Паша, Миша, Андрей и Вольперт приготовили рэп, как и в прошлом году, но хуже. Марик, Марианна, Марина собрали своих КВНовцев (Бешкина, Виталика, еще девчонок) и стали готовить сценку от “Фарс мажор”. Мы придумали наградить некоторых по всяким-разным номинациям, типа “Mr Baltcom GSM” (Тенгиз), “Владимировна лагеря” (Дана Покотинская), “Лучшая женская роль” (Вася и т.д.)

Вообщем полдня все готовились, что-то придумывали. Вечер решили делать после feedback’a, чтобы потом не отвлекаться.

Начался вечер. Мне лично вечер не очень понравился. Хотя я знаю, что другим, наоборот, все очень даже понравилось. Вечер получился довольно долгим, к тому же начался позже.

После вечера была pijama party. Ничего такого не было, просто, вначале на дискотеку все пришли полуголыми, а потом постепенно оделись.

 

8 день. 18 августа. Вторник.

Последний день лагеря.

Дискотека продолжалась долго. Завтрак перенесли на 11.00.

Когда народ собрался после завтрака, я немного рассказал о КИДе, объяснил, как мы работаем и что будет дальше.

Потом началась эвалуация (Evaluation). В начале прошли feedback’и в группах. Ребят просили рассказать, что запомнилось больше всего, было несколько оценочных игр и упражнений. Потом раздали анкеты. Анкета включала оценку лидеров, дисциплины, программы в целом, собственного участия, питания и проживания, а также всех отдельных мероприятий.

После обеда начались сборы, уборка, фотографирование.

Около шести часов уехали.

Но это еще не все. Несколько дней, вернее, вечеров я потратил на обработку анкет.

Средняя оценка лидеров получилась: 8.5 баллов. И только половина из них смогла преодолеть эту планку. Были замечания по дисциплине, по порядку, были замечания к конкретным лидерам.

Вообщем, было над чем подумать. К тому же, мы постоянно беседовали с лидерами, как идет, как напарник, как группа и т.д.

Поскольку раньше, в предыдущих лагерях, мы никаким анализом или подобной оценкой не занимались, то многое, я думаю, оставалось в тени общей радости и эйфории. Теперь этого не было.

В ближайшую субботу мы собрали лидеров на Evaluation party. Проводили там же, где и в прошлом году, в Лиелупе, в бывшем военном санатории.

В прошлом году это была просто тусовка, отмечание завершения лагеря.

Сейчас все началось с оглашения результатов анкет с комментариями участников лагеря, которые я специально выписал, с моими комментариями, потом каждый из присутствующих высказался, потом говорил Марик, причем, много негативного.

Это все заняло часа три-четыре. Знаешь, все происходящее уже начинает напоминать более-менее профессиональный подход. Не зря меня столько учили.

Потом, естественно, наступила неформальная часть нашего мероприятия, но это уже неинтересно.

(c) Леонид Келим.
Лето 1998